Skip to content
 

Когда не было денег

  Деньги. Ваш ребенок вырос и впервые заинтересовался монетами, деньгами.  Возможно у него уже есть своя детская копилка, тогда тем более пришло время заняться финансовым образованием вашего малыша. А почему бы и нет? Буквы и цифры учим с двух лет, потом начинаем читать и писать, рисовать и танцевать, изучать иностранные языки, а о финансовом образовании забываем. И если вы читаете эту статью на сайте «Обрети Финансовую Свободу» , значит вы сможете дать начальные знания финансовой грамотности своему ребенку.
  Итак, деньги. Практически каждый день с ребенком вы совершаете покупки в магазинах. Ваш ребенок видит, что вы достаете из сумки-кармана кошелек, который есть только у вас, достаете из кошелька металлические кружочки разного размера и цвета и/или раскрашенный листок бумаги, отдаете кассиру, а взамен получаете продукты, игрушки, одежду, книги. Что произошло? Почему в обмен на несколько металлических кружочков дают совсем не похожий на них предмет?  Что за сила заключена в деньгах? Откуда у них такое необыкновенное свойство?  На все эти вопросы и возникшие подвопросы вашего ребенка и нужно во время уметь ответить, ответить так, чтобы у вашего ребенка образовался интерес к деньгам, чтобы он захотел узнать когда и почему появились деньги, какие бывает деньги, какое значение имеют деньги в жизни людей. Вы сможете во время объяснить своему ребенку отчего существует в мире жадность к деньгам и преклонение перед ними. Думаю, что вы сможете всей семьей проводить свободное время за разгадыванием тайн древних монет, читать по старинным монетам о далеких временах и давно живших людях, подробно узнавать, как делали деньги в прошлом и как делают деньги в современное время, да и  всегда ли были деньги и всегда ли они будут.
Итак, первый рассказ  о том, как люди жили когда не было денег, прочитайте вместе с детьми:

Когда не было денег

Во второй половине прошлого века английский врач Ливингстон предпринял свое знаменитое путешествие в глубь Африки, Европейцы тогда ничего почти не знали о великом Черном материке, его центральная часть была совсем не изучена. Каждое донесение Ливингстона, скупое и точное, печаталось газетами Европы и Америки как сенсация. Все культурное человечество восхищалось мужеством и самоотверженностью исследователя. А перед Ливингстоном все шире открывался неведомый край. Он видел могучие полноводные реки и гигантские водопады, непроходимые лесные дебри и выжженные солнцем пустыни. На его пути встречались диковинные животные и удивительные растения…
Но не только это наблюдал Ливингстон. Страшные картины кровавых междоусобиц местных племен, голод и болезни, невежество и нищета сопровождали его всюду. Он видел, как беззастенчиво обманывали туземцев купцы-арабы, за безделушки выменивая драгоценные камни, золото и слоновую кость, как подкупом и силой оружия захватывали европейцы сотни черных людей, что-бы продать их в рабство…
Ливингстон верил, что его экспедиция несет в Африку цивилизацию, благо, но, сам того не сознавая, прокладывал путь новым поработителям.
Много лет провел Ливингстон в Африке. Губительный климат, непрерывные лишения подорвали его здоровье. Но он все шел и шел вперед.
В Лондоне заметили, что донесения из Африки стали поступать реже, а затем связь совсем оборвалась. Проходили месяц за месяцем без всяких известий. Тогда решили на розыски Ливингстона послать новую экспедицию. Ее возглавил журналист Стэнли. Это был человек молодой, крепкого здоровья, энергичный. Научные цели мало занимали его. Ему нужны были сенсация, слава и деньги.
Следом за Стэнли двинулись авантюристы и предприниматели.
Вскоре над Африкой засвистели длинные бичи надсмотрщиков, рассекая черную кожу рабов.
Стэнли нашел Ливингстона. Выяснилось, что купцы-арабы уничтожали его письма, вместо того чтобы передать по назначению. Они видели в европейцах соперников и старались навредить им.
В 1873 году Лондонское географическое общество снарядило еще одну экспедицию – специально для помощи Ливингстону. Ее возглавил капитан Верни Ловетт Камерон.
С трудом удалось Камерону напасть на след соотечественника, но самого Ливингстона ему не довелось увидеть: черные и белые бережно несли мертвое набальзамированное тело своего руководителя. За сделанное для науки доктор Ливингстон поплатился жизнью.
Камерон решил самостоятельно продолжать путь. Он совершил немалый научный подвиг.
Он первым из европейцев пересек с востока на запад огромный материк, пройдя пешком около восьми тысяч километров. Пережив множество приключений, овеянный славой, вернулся Камерон в Европу.
На второй день по возвращении в гостиной его дома собралась семья и близкие друзья. Всем не терпелось услышать рассказ о путешествии.
Хозяину нездоровилось. Лихорадка не оставляла его. Но он был приветлив.
– Пощадите меня, – шутливо взмолился капитан в ответ на просьбы начать рассказ.
– Через несколько дней состоится мой отчет в Географическом обществе. Вот уж после него я с удовольствием…
– Мы не хотим остатков! – возразил один из гостей.
– Ну, хоть что-нибудь! Один, самый интересный эпизод!.. – дружно настаивали дамы.
– Один? Пожалуй! – немного подумав, согласился Камерон и чуть заметно улыбнулся. – Я расскажу про случай, не столь занимательный, сколь поучительный. Вы увидите, как порой пустяк, будто лучом, освещает очень важные стороны жизни.
Все, кто был в гостиной, приготовились слушать.
– Этот случай, – начал Камерон, устроившись поудобнее в кресле, – произошел со мной в небольшой африканской деревне. Мы достигли ее в два часа пополудни и собирались, немного отдохнув, двинуться дальше.
Но здесь мы неожиданно узнали, что наш путь преграждает огромное глубокое озеро. Я решил задержаться для исследования. Но где взять лодки? В деревне не было ни одной. Плоты? Но  для них нужны деревья, которых нет в этой безлесной местности.
Я был близок к отчаянию. Туземцы мне сказали, что в соседней деревне расположен лагерь арабского купца и у него есть лодки. Не теряя ни минуты, я отправился туда.
«Соседняя» деревня оказалась в десяти часах ходьбы от нашей стоянки. Согласитесь, что такая прогулка под палящими лучами солнца не большое удовольствие.
Но если б я получил лодку! Сайд ибн Габиб – так звали араба – согласился продать мне две лодки, но только… за слоновую кость. Ничто другое он взять не соглашался, как я ни упрашивал.
Увы, у меня не было слоновой кости. По счастью, я узнал, что у другого араба – Магомета ибн Саиба – она есть. Но до его бивака был еще день пути.
Магомет ибн Саиб охотно согласился дать мне нужное количество слоновой кости, но… только в обмен на сукно и обувь. Ни того, ни другого я не имел. Я предлагал ему ружья, порох, кожи, но он решительно отказался. Когда я, раздосадованный, собрался вернуться к себе с пустыми руками, араб сказал мне, что у его соплеменника Магомета ибн Гаариба есть подходящая обувь и сукно, и он согласится поменять их на проволоку. Проволоки у меня было вдосталь.
Я послал за ней своих помощников, а сам отправился к Магомету ибн Гаарибу.
Только через два дня пути вдоль берега озера я достиг цели. Еще через два дня прибыла проволока. И тогда, наконец, состоялась сделка.
Я отдал проволоку Магомету ибн Гаарибу и получил от него одежду и обувь.
На обратном пути я завез все это Магомету ибн Саибу, у которого взял слоновые бивни.
Доставив слоновую кость Сайд ибн Габибу, я, наконец, получил лодки.
Все, слушавшие капитана, весело рассмеялись.
– Подумать только, – проговорил Камерон в заключение своего рассказа, – насколько сложна и неудобна была бы жизнь цивилизованного общества при таком способе оплаты покупок или услуг. Вообразите, крестьянин, например, чтобы поехать в город поездом, должен был бы привезти дорожному агенту… ну хотя бы воз сена…
– А дантист – запломбировать зуб трактирщику за каждую кружку эля, – продолжил кто-то под общий смех.
– Тогда каретнику, чтобы купить продукты к завтраку, пришлось бы сначала обменять свои кареты на двадцать ярдов сукна в Йоркшире, на тысячу фунтов каменного угля в Уэлсе и на железо в Бирмингаме, привезти все это в столицу…
– Отдав часть угля капитану корабля за доставку из Ливерпуля в Лондон…
–…А вознице – за провоз из порта до дома…
–…и потом искать лавочников, согласных обменять часть этих товаров на кусок мяса, рыбу и овощи.
– Это ужасно! Моему другу, стряпчему Драйдену, пришлось бы держать в своем роскошном кабинете свиней и кур, принесенных клиентами в уплату.
– Нет, господа! – воскликнул сидевший у камина друг Камерона мистер Тернер. – Трудней всего пришлось бы, конечно, святым отцам. Чем бы они расплачивались, скажем, с башмачником, портным, домашней прислугой?…
– Проповедями…
– Боже, леди, джентльмены! Как мне нужны деньги и как мало их у меня! – с комическим огорчением перебил всех юный Крейн, хлопнув себя по карманам.
– Надеюсь, не для той цели, для которой они нужны были мертвому этруску? – спросил молчавший до тех пор человек, на редкость маленького роста, с большой и совершенно лысой головой, известный археолог.
Все с недоумением повернулись к нему.
– Несколько лет назад я вел раскопки на Апеннинском полуострове, – стал пояснять ученый. – Мы нашли там могилу этруска. Вы, конечно, знаете, что древний народ этрусков жил когда-то на территории Средней Италии. Мало что известно о нем. Седьмой век до нашей эры уже был наивысшей порой расцвета этого народа. Этруски оставили нам дивные произведения искусства. Так вот, – слегка запнувшись, продолжал маленький человек, – в могиле находился полусгнивший скелет захороненного. Его костлявая рука, представьте себе, держала кусок меди. Во времена этрусков медные слитки служили деньгами.
 Вы спросите, зачем деньги мертвецу? Дело в том, друзья мои, что этруски, как и древние греки, верили, будто после смерти душа человека переселяется из нашего мира в мрачное подземное царство Аида, брата самого могущественного из богов – Зевса. Суровый и молчаливый старец Харон перевозит туда души через реку Ахеронт на своей барке. Вот для уплаты за перевоз и вложили близкие кусок меди в руку покойника. Ничто, друзья мои, ни на этом, ни на том свете не делается бесплатно.
– Б-р-р-р! – вздрогнул Крейн. – Я предпочитаю плавание по Темзе на парусной яхте.
Камерон с улыбкой слушал шутки друзей.
– Не смейтесь, господа! Там, в далекой Африке, я впервые понял, какие хорошие слуги – деньги. Верные и расторопные. Как много сил и времени они экономят нам. Поистине велик тот человек, который их выдумал. Эта выдумка стоит многих наших географических и научных о ткрытий.
– Но кто же этот человек? – живо спросила мисс Гроу, хорошенькая девушка, племянница хозяина, тряхнув завитыми в букли волосами.
– К сожалению, дорогая, я не знаю его имени. Да и навряд ли оно сохранилось в памяти людей. А может быть, – продолжал в раздумье Камерон, – вовсе не было такого героя, и, как многое другое, деньги выдуманы не одним человеком, а самой жизнью, необходимостью. Необходимость, Ненси, лучший выдумщик, – заключил путешественник, ласково посмотрев на девушку.

Пожалуйста, поделитесь информацией с друзьями и знакомыми в соц. сетях, нажмите на кнопки:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Написать отзыв